Помните меня такой какая я была.сохраните память обо мне текст

Грустная Музыка Без Слов скачать музыку бесплатно и слушать.Название книги: Помните меня такой какая я была.сохраните память обо мне текст
Страниц: 280
Год: 2011
Жанр: Отечественная

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

597 кб Добавлено: 27-янв-2018 в 04:01
epub

333 кб Добавлено: 27-янв-2018 в 04:01
pdf

3,7 Мб Добавлено: 27-янв-2018 в 04:01
rtf

734 кб Добавлено: 27-янв-2018 в 04:01
txt

614 кб Добавлено: 27-янв-2018 в 04:01
Скачать книгу



О книге «Помните меня такой какая я была.сохраните память обо мне текст»

Наверное он просто повторил, что говорили взрослые. И я сначала бежал, потом, увязая в их сыпучей трясине, шел и шел по этим черным пескам, пока не свалился без сил уже где-то совсем в пустыне. Сглатывал слезы вместе с песком, стеклянно хрустевшим на зубах. В сопровождавшем похоронку письме говорилось, что отец похоронен с воинскими почестями в Вышкове Варшавской губернии, в центре города. И контролеры нас оттуда пытаются сгонять, но мы только залезаем еще выше. Так вот, руководитель нашего драмкружка показал мои стихи в редакции. Но даже если бы они были на украинском, мы бы все равно их не взяли. Все это годы спустя я услышал от того самого, постаревшего, поседевшего, но по-прежнему продолжавшего служить в драмтеатре имени Ольги Кобылянской актера. Мое открытие Шекспира начиналось именно с «Гамлета». Она, услышав, что кто-то там возится, просунула руку, и он оттуда выскочил с перепугу. Под ней я и прочел в одну из ночей «Ромео и Джульетту» из лагерной библиотеки, в прекрасном издании 1944 года, в переводе Пастернака, с гравюрами Константинова, с оформлением обложки и титульного листа Ильиным. История школы таит в себе богатую сокровищницу имен и событий. Но вот что интересно: менялись имена школы, менялись поколения, однако была некая константа, объединяющая их. Он начинается на Ваганьковском кладбище, у захоронений наших родных и — совсем рядом — Веры Акимовны Гусевой, у могил погибших в битве за Москву, у креста над главным (и лучшим) редактором «Комсомолки» Юрием Вороновым, у Вениамина Каверина. Там, в течение многих лет встречаем небольшие группы — увы, стареющих с каждым годом — людей из военного поколения. В апреле 2009 года я побывал в 110-й школе на презентации книги воспоминаний ее учеников и учителей. в заключительном «Именном списке» не нашел

Надо мной было черное, яркое, голубое-голубое небо. Где-то рядом зашуршала невидимая змея, потому что был уже вечер и змеи выползали из нор. Я много лет искал могилу отца, не обнаружив ее в предместье Варшавы Вышкуве. И они, опасаясь, как бы мы не свалились, отстают от нас. День Победы — праздник, а стихи пессимистические, упаднические. В третьем классе, между 7 октября 1944 года, когда погиб отец, и года. Много лет спустя встретил у букинистов именно это издание, и теперь оно у нас в домашней библиотеке. Это потом будет он в моей жизни во множестве ипостасей. Позавчера на новом месте смонтирован памятник ученикам и учителям 110-й школы, погибшим на фронте. Была густая метель, и уходили в нее пять мальчиков в бронзовых шинелях. В воспоминаниях выпускников разных лет чаще всего упоминаются имена директора школы в предвоенные, военные и послевоенные годы И. Ведь нашлось же в том «Именном списке» место даже для фамилии, за которой после запятой ничего нет, кроме одного слова: «доносчик». Он был председателем колхоза и хозяйство свое вел очень толково.

Потом оказалось: было перезахоронение, и теперь отец покоится на кладбище в Пултуске, в братской могиле №1. И там, в общем списке 78 556 солдат, офицеров, генералов Красной Армии, погибших в боях за Польшу, есть и имя отца. И потом, навряд ли этот ваш «поэт» — сколько ему говорите? Под черно-солнечным знамением этих двух дат прожил потом все послевоенное время, да и, пожалуй, всю жизнь. Спали мы на свежем воздухе, прямо под усыпавшими небо созвездиями. Иногда на гребне обрывистого противоположного берега, на фоне звездного неба возникали их черные силуэты. И в кинематографическом прочтении Козинцевым и Смоктуновским, перенесшими главный акцент с привычного: «Быть или не быть» на сцену с флейтой, на которой невозможно играть, не умея, не зная всех ее особенностей и секретов. Но навсегда теперь уже в легендах Шестого Этажа останутся слова, сказанные Тарасом Яковлевичем Карельштейном, когда он услышал о пожаре: — Сначала спасайте фронтовые письма! И пусть грядут иные веры, Иной приходит счет годам, Но никому той высшей меры Я не отдам и не продам. Если взять столичную 110-ю школу вместе с первоистоками в виде дореволюционных гимназий Флерова и Брюхоненко, в разные годы в ней учились Марина и Анастасия Цветаевы, Николай Тимофеев-Ресовский, Андрей Сахаров, Натан Эйдельман, Алексей Мандрыка, Сигурд Шмидт, Вера Холодная, Игорь Ильинский, Мария Миронова, Борис Покровский, Андрей Попов, Андрей Синявский, Алексей Баталов, Леонид Дербенев, Ясен Засурский и многие другие выдающиеся люди нашей культуры и науки. Мне могут возразить: в списке лишь те фамилии, что упомянуты в воспоминаниях. Перевязки, таскала тяжелые носилки — там же ложится один, кто потяжелее, а двое тащат. Она договорилась с теми, кто их сопровождал, и когда они возвращались на передовую, уехала с ними.


Белоснежные лебеди плавно скользили по зеленой воде, заполнявшей ров вокруг замка. Реплика: — Ну что, Тарас Яковлевич, спишем на пожар тысченку-другую неотвеченных писем? С одной стороны — самоотверженность и бескорыстие очень многих людей, когда создавался памятник. В ночь на года какие-то подонки сбили надпись: «Памяти павших будьте достойны», разворотили пьедестал памятника. Среди них скульпторы Даниэль Митлянский и Иван Казанский, архитектор Борис Маркус, прораб Анатолий Создателев, мастера Сергей Иванов и Сергей Шибанов, юрист Абрам Гальпер, Алла Ивановна Кузнецова — тогдашний директор 110-й школы, Булат Окуджава, Александр Городницкий (не за это ли Александра Моисеевича возвели в ранг почетного выпускника 110-й, хотя он кончал другую, ленинградскую школу?! Среди его высоких научных титулов есть и такой — в те времена он был зам. Она обивала пороги в военкомате: «Отправьте меня

Шекспировская мемориальная доска напоминала о событиях, якобы бывших здесь столетия назад, но которые, как утверждают историки, на самом деле случились совсем в другом месте. председателя оргкомитета по празднованию 500-летия Арбата и стал одним из тех, кто «пробил» специальное решение правительства Москвы о воссоздании памятника в 110-й школе. Не в личностях Ефимова или Стуруа, или моей было дело.


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • Книга интересная!
    Только хотелось большего, мне чего то не хватило, совсем чуть-чуть!I think
    Как по мне, то эмоционально слабее чем другие книги автора! Образы героев и сюжет полн

  • Похоже в этой библиотеке скоро не останется полных версий книг. Одна реклама.

  • Сумасшедшая история, замечательная книга, смешная и трогательная) Читаааайте, это супер)

Оставить отзыв